Кредиты на выгодных условиях

Как климатическая конференция в Глазго изменит мировую экономику

0

Признает ли Евросоюз свои просчеты в энергетической политике и откажется ли от интенсивного курса на декарбонизацию? Какую позицию займут Россия и США, станут ли форсировать темпы энергоперехода, отказываясь от ископаемого топлива? Таковы, наверное, главные интриги климатической конференции в Глазго, хотя официально тема ее другая. Лидеры и члены правительств 120 стран соберутся обсудить вопросы глобальных климатических изменений и способы противодействия им.

Конференция стартует 1 ноября. А 28 октября Владимир Путин призвал “Газпром” увеличить поставки газа в Европу. Но только после заполнения российских подземных газовых хранилищ, то есть после 8 ноября. Биржевые цены на газ в Европе, более месяца находившиеся на уровне выше 1000 долларов за тысячу кубометров, отреагировали моментально. За два дня они упали до 800 долларов за тысячу кубометров. Несомненно, что это жест доброй воли со стороны нашей страны, поскольку никаких невыполненных обязательств по поставкам газа в Европу у “Газпрома” нет. Сделан этот жест перед началом самого крупного климатического саммита с 2015 года, скорее всего не случайно. Ведь именно с Европой у России наибольшее число разногласий по климатической повестке.

Европа, столкнувшись с жестоким энергетическим кризисом в этом году во многом из-за необдуманного быстрого отказа от ископаемых источников энергии, ждет от нашей страны увеличения поставок газа и угля, но пока никаких встречных шагов не сделала. “Северный поток-2” так и не запущен, хотя строительство его было закончено в сентябре, трансуглеродный налог, который ударит по нашим компаниям, должен заработать в тестовом режиме уже в 2023 году, атомная и большая гидроэнергетика считается “грязной”, а вклад природных богатств нашей страны (леса, моря) в поглощение углерода не признается.

Едва ли Россия выступит против “зеленой” повестки Европы, особенно учитывая, что к 2060 году сама планирует достичь углеродной нейтральности. Но жестко заявить о своей позиции на саммите в Глазго вполне может, поскольку доходы бюджета нашей страны зависят от добычи нефти, газа и угля, а также от их экспорта.

Как отметил эксперт Аналитического центра при правительстве РФ Александр Курдин, энергетическая политика ЕС инерционна, и ее долгосрочные ориентиры вряд ли изменятся по результатам конференции. Россия же, заявив о планах достижения углеродной нейтральности в 2050-2060 годах, уже сделала движение в сторону климатической повестки. Это уже достаточный шаг с нашей стороны в сторону “зеленых”, подчеркивает эксперт.

У России есть свои четкие задачи, которые она будет решать на конференции в Глазго, считает доцент Финансового университета при правительстве РФ Валерий Андрианов. Это, в первую очередь, признание поглотительной способности лесного фонда России. По экспертным оценкам, проблему поглощения углерода можно решить путем увеличения глобального лесного фонда примерно на четверть, или на 900 млн гектаров (500 млрд новых деревьев). Именно Россия с ее огромной территорией может внести ключевой вклад в увеличение площади лесонасаждений. Но для монетизации соответствующих проектов необходимо признание другими странами российских оценок поглощающей способности лесов.

Во-вторых, это признание на мировой арене российской системы таксономии – свода правил и критериев зеленого финансирования. Принятая в России система на 90% повторяет западные стандарты, но ее главное отличие – признание атомной энергетики “зеленой”, тогда как в Европе она не входит в список “друзей” окружающей среды.

Третья задача – лоббирование принятия механизма взаимного признания углеродных единиц, эмитированных в разных странах. Это необходимо, чтобы обеспечить более полный зачет углеродных единиц при определении углеродного следа продукции. В преддверии введения Европой трансграничного углеводородного регулирования – это крайне важная задача для России, без решения которой наша страна может потерять огромную часть своих экспортных доходов, подчеркивает Андрианов.

С этим согласен исполнительный директор центра мониторинга окружающей среды и экологии, входящего в состав Центра компетенций НТИ “Искуственный Интеллект” МФТИ, Александр Родин, который считает, что в Глазго Россия займет умеренную позицию. А вот США, по его мнению, будут более радикальны, поскольку стремятся сохранить свое технологическое и экономическое лидерство, используя климатическую повестку в качестве удобного предлога для ограничения возможностей конкурентов.

С точки зрения директора инфраструктурного центра EnergyNet Дмитрия Холкина, сейчас США сторонники “зеленого” курса. Борьба с изменением климата и выбросами парниковых газов была одним из основных предвыборных обещаний Джо Байдена, существенно отличавшей его программу от программы Дональда Трампа. С другой стороны, США в отличие от ЕС все еще не представили свой вариант конкретной климатической политики, и это создает своего рода интригу. Возможно, мы услышим в Глазго громкие заявления американской стороны, но ясности в том, какими путями США будут достигать углеродной нейтральности так и не появится, потому что этот вопрос еще не вышел из стадии внутринационального обсуждения, отмечает эксперт.

В отношении же Европы все эксперты сходятся на том, что Старый Свет не пойдет на признание своих ошибок с темпами энергоперехода, но, возможно, снизят свои требования в отношении экспортеров энергоресурсов.

На заклание отправят уголь, считает Андрианов. Конечно, страны Европы будут призывать отказаться от угля к 2035 году или даже раньше, и продолжат декларировать ставку на возобновляемые источники энергии (ВИЭ). Но по оценке Международного энергетического агентства (МЭА), даже к 2050 году около половины технологий, необходимых для достижения целей низкоуглеродного развития, все еще не будут готовы для внедрения. Поэтому единственная разумная альтернатива уходящему с энергетической арены углю – природный газ, в немалой степени – российский, отмечает эксперт.

Эти прогнозы фактически говорят, что Россия, США и Евросоюз будут преследовать на конференции в Глазго исключительно экономические цели, только подавать их под разными углами в связке с климатической повесткой. И в сегодняшней ситуации позиция России будет очень взвешенной и прочной. Мы готовы поэтапно работать с проблемами изменения климата, поддерживаем общий курс на декарбонизацию, но не стремимся бежать впереди паровоза, обгоняя технический прогресс, а экономически в сфере энергетики не зависим от других стран.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

18 − 7 =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.