Кредиты на выгодных условиях

Самоизоляция подтолкнет развитие дистанционных услуг

0

Экономика регионов начинает потихоньку выбираться из пандемической ямы. С 12 мая в Москве возобновили работу дорожные и строительные компании. Со временем начнут действовать предприятия и других отраслей. Хотя пройдет немало времени, пока все они поднимутся в полный рост.

В разных сегментах экономики дела обстоят по-разному. Скажем, продуктовый ретейл, аптечные сети не испытывали недостатка в посетителях за время самоограничений, а вот сферу услуг заметно подкосило. Например, в спортивной и бьюти-индустриях спрос упал практически до нуля. О том, как компании сегмента старались выжить и как намерены выбираться из кризиса, шла речь на онлайн-конференции CityTalks «Теперь мы идем к вам: сфера услуг в режиме изоляции».

«Эта сфера традиционно состоит из предприятий малого бизнеса, которому сейчас тяжелее всего, он не имеет такого запаса прочности, как крупный», — подчеркнул модератор мероприятия, первый заместитель исполнительного директора Ассоциации менеджеров России Вадим Ковалев.

При этом в малых и средних компаниях в России задействовано более 19 миллионов человек, поэтому для МСБ крайне важно выжить, и не просто спасти бизнес, но и сохранить для сотрудников рабочие места, размер заработной платы и социальные гарантии. Государство бизнесу поможет, но и самим предпринимателям необходимо искать новые точки роста.

До пандемии только в столице работали 17,5 тысячи салонов красоты и 800 барбер-шопов. Коронавирус подкосил этот бизнес: в последнюю неделю апреля на ресурсе hh.ru обновили резюме 2700 столичных мастеров маникюра и 3500 визажистов. Одновременно сеть наводнили объявления о выезде мастеров на дом. То есть рынок спрятался в тень. Потому что на услуги красоты спрос будет всегда: по статистике, салоны с той или иной периодичностью посещают 90 процентов населения страны в целом, а среди женщин от 20 до 60 лет таких 99 процентов.

Многие салоны нашли выход в формировании «домашних наборов красоты» и доставке их клиентам. Наборы разные: для окрашивания волос, бровей, маникюра, педикюра и проч. Ингредиенты подбираются индивидуально для каждого заказчика, консультации ведутся по видеосвязи. И пусть из сотни работников задействованы пятеро, а из полутора тысяч клиентов осталось триста — это позволяет по меньшей мере сохранить штат. Кстати, по словам владелицы одной из сетей салонов красоты Елены Махоты, количество резюме на кадровом ресурсе говорит не о том, что салоны разгоняют персонал, а о том, что после снятия всех ограничений они будут открываться и усиленно работать.

Роспотребнадзор, кстати, уже опубликовал санитарные требования к предприятиям бьюти-индустрии при работе в пандемию. Реально ли их выполнить?

«В ряде требований нет ничего невыполнимого, — рассказала «РГ» Елена Махота. — Многие салоны в марте обязали сотрудников работать в масках, перчатках, измеряли температуру, предложили посетителям санитайзеры и т.д. Да, это затратно, но безопасность превыше всего. Гораздо сложнее организовать обслуживание в кабинетах, выдержать интервал между посещениями в 20 минут. Большинство салонов красоты в Москве — это опен-спейсы площадью до 100 квадратных метров. Одновременно в таком помещении можно будет обслуживать только трех человек в час. Сомневаюсь, что при этом бизнес будет приносить прибыль».

После открытия, подчеркнула она, компаниям сектора необходимо будет развивать мобильный сервис красоты, то есть оказывать услуги на дому у клиента. В свое время эта услуга «не зашла», но сейчас в выездном обслуживании виден большой потенциал.

«Эпидемия еще не локализована, а люди привыкли к удаленке, и побоятся лишний раз выходить из дома. Думаю, что компании, которые не смогут предложить дистанционный сервис, вряд ли добьются успеха», — считает Елена Махота.

Рынок фитнеса скукожился сильнее. По словам представителя индустрии, фитнес-тренера и директора одного из фитнес-центров Артема Васильева, здесь сложнее оказывать платные услуги дистанционно. Сеть «ломится» от бесплатных уроков йоги, аэробики и прочих тренировок. И если человек не знает тренера лично и у него нет острой необходимости что-то срочно подправить в своей фигуре, он не станет платить за это деньги.

Оказавшись в самоизоляции, наши граждане отнюдь не бросились заниматься спортом. Это странно, потому что апрель — традиционно горячий месяц, подчеркнул Васильев. Многие стремятся скинуть пяток-другой набранных за зиму килограммов. Однако пандемия спутала все карты: люди не уверены, что получится блеснуть точеной фигурой и кубиками пресса на курорте. Тем не менее, благодаря «дистанционке», фитнес-центрам удалось выручить примерно десятую часть от обычного дохода. Чтобы мотивировать тренеров искать новых клиентов, им на четверть увеличены отчисления с каждого индивидуального занятия. Вряд ли стоит ожидать вала клиентов и после открытия фитнес-клубов, считает тренер. Об этом свидетельствует опыт некоторых стран, где они уже начали работать — например, Кореи. Спустя шесть недель после открытия к занятиям не вернулось более половины постоянных клиентов. Спроса на клубные карты нет.

«В нормальное русло вернуться будет крайне тяжело, — рассказал «РГ» Артем Васильев. — Цены на клубные карты — а это основной доход фитнес-центров — скорее всего, будут снижаться. Все будут биться за клиентов, пытаться привлечь новых. Ведь дорогое оборудование не должно простаивать. Без офлайн-занятий клубы продержатся еще два-три месяца, не больше».

Благодаря дистанционным услугам выживают и химчистки, и это единственный разрешенный вариант их работы. Так, по словам руководителя одной из таких компаний Владимира Ступникова, до марта выездной сервис приносил 15 процентов дохода, а сейчас — 45 процентов. И опять-таки это неплохой показатель, ведь у людей, находящихся дома, потребностей в таких услугах меньше. Ближе к концу апреля многие начали разбирать гардероб, проводить генеральные уборки, чистить шторы, ковры — работа появилась. Штат пришлось переформатировать: администраторы стали консьержами на выезде, шоферы, которые ездили между приемными пунктами, развозят заказы клиентам.

«Пандемия изменила людей. Тот, кто полтора месяца назад не имел мобильного приложения, теперь — продвинутый пользователь, — говорит Владимир. — Кто опасался пускать в дом незнакомых людей, заказывает услуги с доставкой. Пандемия меняет и бизнес, заставляя подстраиваться под реалии. В сфере услуг выживет тот, кто начал развивать дистанционные сервисы. Но после снятия ограничений работать станет проще, так как конкуренция снизится».

Сфера услуг кажется многим чем-то не слишком серьезным. Действительно, как можно сравнивать ателье или прачечную с добычей руды? Тем не менее, масштабы этой отрасли тоже впечатляют. Например, рынок фитнеса в России, по оценке РБК, составил в 2019 году 127 миллиардов рублей, доля Москвы и Московской области в нем — примерно 47 процентов. Рынок химчистки и прачечных, по данным Росстата, на порядок меньше, около 11-12 миллиардов рублей, и половина приходится на Москву. Бьюти-рынок в целом Федеральная служба государственной статистики не оценивает, но, например, только парикмахерские услуги — это около 130 миллиардов рублей.

Многие считают, что малый бизнес работает чисто «на себя» и особой пользы экономике не приносит. Однако в 2019 году вклад МСБ в ВВП России превысил 20 триллионов рублей, а доля, соответственно, 20 процентов. Президент России Владимир Путин поставил задачу, чтобы к 2025 году вклад МСБ составлял не менее 40 процентов от ВВП. Задача для сферы бытовых услуг сложная, однако нельзя назвать ее невыполнимой: за последние 10 лет ежегодный прирост этого рынка составлял от 5,4 процента — в кризисные годы, до 22,7 процента — в годы экономически благополучные.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

1 + 7 =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.