Кредиты на выгодных условиях

Стин Якобсен, Saxo Bank: «Я бы хотел, чтобы Эльвира Набиуллина возглавляла центробанк всего мира»

0

Как российская банковская система справляется с пандемией, что будет с российской экономикой в случае запуска цифрового рубля, сколько будет стоить нефть в 2021 году и укрепится ли рубль по отношению к доллару и евро. Об этом в интервью Банки.ру рассказал директор по инвестициям Saxo Bank Стин Якобсен.

— «Шокирующие предсказания» Saxo Bank на 2021 год не очень оптимистичны по части банков. Например, в одном из них говорится о рисках обвала банковской системы Франции. А как со стороны смотрится российская банковская система? Можно ли говорить об успешном прохождении пандемии, или худшее для банков в России еще впереди?

— «Шокирующие предсказания» — наша неофициальная позиция. Но вопрос все равно актуален. По моим оценкам, динамика акций «Сбера» — одна из лучших среди банков всего мира. Правда, динамика другого крупного российского банка — ВТБ — сильно отличается от «Сбера». И тем не менее в целом состояние российской банковской системы не внушает опасений.

Относительно высокие реальные процентные ставки позволяют российским банкам иметь хорошую бизнес-модель. Я вообще не вижу рисков для них в краткосрочной и среднесрочной перспективах.

Можно сказать, что из-за санкций российская банковская система стала более зависимой от мировой банковской системы, чем банки других стран. Тем не менее большая часть российских банков успешно справляется с задачей обеспечения промышленности доступа к иностранному капиталу в условиях продолжающихся санкций — к евробондам и евродолларам. Это первый важный момент. Второй важный аспект — это регулятор.

Я искренне восхищаюсь главой российского Центробанка Эльвирой Набиуллиной, тем, как регулятор проводит денежно-кредитную политику — и в периоды экономического спада, и во время роста. Российский Центробанк успешно противостоит политическим и экономическим ветрам.

— Глава Банка России Эльвира Набиуллина неоднократно заявляла, что российскому ЦБ достаточно регулировать ставку для смягчения денежно-кредитных условий, а необходимости в использовании нестандартных методов, например скупки ценных бумаг и госдолга на свой баланс, нет. Вы согласны с этим?

— Я желал бы, чтобы Эльвира Набиуллина возглавляла центробанк всего мира. Тогда мы были бы в лучшей ситуации — и в смысле экономического роста, и в плане монетарной политики. Вы знаете, я скептик в отношении альтернативных методов. У нас распространена такая шутка: «ЕЦБ притворяется, будто послабление монетарной политики и вливание денег в банки может сработать». В реальности же все не так.

Полностью уважаю мнение других, но думаю, что Россия в хорошем состоянии и должна быть очень благодарна тому, что у нее есть глава центробанка такого масштаба. Набиуллина абсолютно права: самое важное — это то, как вы создадите в будущем продуктивное общество и как справитесь с неравенством. Также она права в том, что испытания пандемией не имеют никакого отношения к монетарной политике.

ЦБР не в состоянии спасти экономику, он может только обеспечить ликвидность, а в России ликвидности достаточно. Зачем думать об абстрактных идеях, когда сам за себя говорит тот факт, что российская банковская система смогла за последние десять лет в условиях санкций обойтись без международных монетарных рынков? За исключением, конечно, того, что Центробанк контролировал доступ к иностранному капиталу.

«Размер банковской системы сократится»

— Как банки могут адаптироваться к работе в меняющемся мире? Экосистемы, которые крупные российские банки строят вокруг своего традиционного бизнеса, могут стать выходом из ситуации? И какие риски вы в этом видите? Банки, занимающиеся доставкой продуктов и музыкальными сервисами, — это нормально?

— Экосистемы, которые строят банки, — неизбежный процесс, он отражает тенденции в развитии современного общества. Банки испытывают давление — они понимают, что их доходы в будущем будут снижаться, поскольку все больше денег будет переводиться через финтех-системы. Во время пандемии мы увидели, что и государства перечисляли денежную помощь напрямую населению, в обход банков.

Я знаю, что российский ЦБ планирует ввести цифровую валюту, а это означает, что в России не будет кеша. Теоретически с тем же успехом каждый человек может иметь счет в центробанке вместо обычного банка.

Я согласен с вами — банки уходят от классической модели бизнеса. Но я понимаю, почему они это делают. Такая новая модель уже активно работает в Китае, и то, что делают российские банки, — это отражение того, что делают, в частности, Alibaba или Tencent. В какой-то степени это хорошо, потому что применяются инновации и создаются новые рабочие места.

Я считаю, что огромная ответственность лежит на регуляторе — Центробанк должен гарантировать, что потребители не окажутся заложниками этой эволюции.

В любом случае размер банковской системы сократится. А потому банкам надо искать альтернативные источники доходов. Российские банки не могут себе позволить только управлять капиталом состоятельных клиентов, как это делают, например, швейцарские. Поэтому они вынуждены подражать китайским Alibaba и Tencent.

— Цифровой юань, согласно вашим предсказаниям, поспособствует притоку капитала на рынок Китая. Какого эффекта для российской экономики можно ждать в случае запуска цифрового рубля?

— Я думаю, что введение цифровой валюты будет огромным шагом вперед. Это даст дополнительную возможность централизованной власти для контроля денежных потоков и действий людей.

Прежде всего, введение цифровой валюты нанесет удар по коррупции, потому что каждая трансакция будет отслежена и внесена в реестр (леджер).

Во-вторых, с введением цифровой валюты в конечном итоге не станет наличности. В критической ситуации у Банка России будет возможность напрямую перевести населению цифровые деньги. Монетарная политика Центробанка может быть более гибкой — он сможет даже ввести отрицательные процентные ставки, поскольку не будет кеша и не будет альтернативных классов активов, в которые люди могли бы вложиться.

— На одной из встреч с журналистами вы сказали, что сейчас банки нужны только для покупки госдолга, а с появлением цифровой валюты станут вовсе не нужны. А как же одна из основных функций банка — привлечение свободных средств и кредитование экономики? Кто будет выдавать людям ипотеку и кредитовать малые предприятия?

— Роль банков со временем будет уменьшаться, поскольку прямой трансфер денег от государства напрямую потребителям становится нормой. Государство напрямую переводит потребителям пособия по безработице, универсальный доход. Нужно понимать, что мы вступили в необычные времена. Если в 2020—2021 годах смягчение монетарной и фискальной политики продолжится, банки все больше будут оставаться в стороне. Я думаю, что в будущем роль банков изменится — они станут меньше обслуживать и корпоративных клиентов, и розничных. Соответственно, у банков будет все меньше и меньше возможностей взимать плату за свои услуги.

Конечно, я не думаю, что все банки исчезнут. Мы должны не забывать, что в России, как и в Китае, Германии, Франции, банки являются инструментом государства для контроля денежных потоков. В Китае госбанки — это расширение контроля центробанка и партии. В России банковская система финансирует государство.

Банки не исчезнут полностью — там, где система имеет top-down management (управление сверху вниз, или так называемое автократическое лидерство), банки нужны. Системе нужны банки, которые дают импульс экономической активности в стране.

«Надежды на «зеленую» трансформацию нереалистичны»

— В предсказаниях на 2020 год говорилось, что для России год может стать удачным, если ОПЕК и Москва объявят о сильном сокращении добычи нефти. Вы даже предполагали, что в таком случае стоимость марки Brent вернется к отметке 90 долларов за баррель. Такое еще возможно в ближайшие годы? Что должно произойти?

— Я думаю, что возможно. Как вы знаете, экономическая политика многих стран нацелена на «зеленую» трансформацию, в чем многие люди видят угрозу для нефти. Но надежды на то, что такая трансформация возможна, нереалистичны.

Возобновляемые источники дают порядка 28% электричества. Энергию, вырабатываемую альтернативными зелеными технологиями, трудно хранить, транспортировать. Так что реальной альтернативы нефти пока нет.

В 2021 году мы увидим рост цен на нефть марки Brent примерно до 60—70 долларов за баррель. Это несколько выше, чем прогнозировалось ранее. Сейчас уже начинается вакцинация, а это означает, что вскоре возобновятся перелеты, а туризм, промышленность, бизнес начнут активно восстанавливаться. Так что спрос на нефть будет расти.

— Что будет с рублем в 2021 году? Есть ли перспективы его укрепления по отношению к доллару и евро?

— Рубль — самая интересная валюта на развивающемся рынке. На то есть несколько причин.

Во-первых, цены на нефть пойдут вверх.

Во-вторых, на развивающихся рынках наблюдается приток капитала.

В-третьих, прогнозы Центробанка России и перспективы российской экономики в целом позитивные, аппетит к российским бондам повысился.

В-четвертых, рубль укрепился еще и вследствие ослабления доллара, а также из-за роста цен на металлы, который произошел из-за ослабления доллара. Все страны, возможно, кроме России, держат курс на развитие зеленой энергетики, сокращение выхлопов, что повысит спрос на металлы. Этим Россия может успешно воспользоваться.

Я не удивлюсь, если иностранные инвесторы снова начнут вкладывать деньги в российские добывающие компании. Поэтому я жду, что рубль укрепится до отметки 65 против доллара и до 80 против евро.

— Какие у российской экономики есть точки роста в следующем году и какие основные риски вы видите?

— Очень важно, как будут развиваться отношения России с США и Евросоюзом. Остается актуальным вопрос «Северного потока», который должен быть непременно решен. И опять же санкции — я не думаю, что кто-то реально верит в то, что они действительно работают. Я лично считаю, что санкции бесполезны. Если вы хотите реально повлиять на Россию, то нужно дать возможность бизнесменам общаться с бизнесменами, а людям говорить с людьми.

И конечно же, вакцина. Если вакцина от коронавируса не сработает и глобальная экономика снова остановится, то будет нанесет серьезный удар и по российской экономике, что негативно скажется на финансовых активах и на рубле.

Беседовала Инга САНГАЛОВА для Banki.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

десять − 5 =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.