Кредиты на выгодных условиях

Успехи нефтяных компаний России не оставляют США равнодушными больше ста лет

0

В 1880-х гг. российские нефтепромышленники уверенно осваивали европейский рынок, куда поставляли нефть и нефтепродукты, включая керосин (в те времена – главное средство для освещения городов, а с учетом грядущего прогресса в транспорте – имевшее неясные тогда, но несомненные перспективы). Для этого использовалась железная дорога Баку – Батум и Батумский порт. В 1890 году российский экспорт составлял уже 41,1% от американского (а на европейском рынке – 43,9%). В 1899-м Российская империя добыла 9,033 млн т нефти (51,1% мирового объема), что означало ее выход в лидеры (доля США составила на тот момент 7,537 т и 42,6% соответственно).

Такие успехи российских нефтяных компаний не оставили равнодушными американских нефтяников – прежде всего Standard Oil Company. Та добилась от правительства благословения “действовать против российских компаний по всем направлениям сбытовой деятельности, используя самые разнообразные средства, включая и методы недобросовестной конкуренции” (из книги Вагита Алекперова “Нефть России: прошлое, настоящее и будущее”). Американская компания тут же начала действовать в Европе через множество своих дочерних фирм.

Не осталась без своеобразного отклика американцев и активность российских нефтяных компаний на Дальнем Востоке. Джон Рокфеллер вел откровенную борьбу с российским соперничеством на этом рынке. Так, в 1893 году его Standard Oil Company сделала скачок в своих поставках на 7,5 млн ящиков с керосином, а Россия смогла их увеличить только на 3,8 млн ящиков. Но дополнительным ответом российской стороны стало быстрое строительство Транссибирской железной дороги, благодаря чему в 1897 году сюда было поставлено 34 млн пудов керосина, в 1901 году – 52 млн пудов, а в 1904 – 60,4 млн пудов. Транссиб американцы восприняли как удар по их политике в нефтяном аспекте экономики, а Россию – как помеху их геополитическим планам.

Президент США Теодор Рузвельт не скрывал, что готов здесь идти на крайние меры. Отсюда следовала выгода для Соединенных Штатов от столкновения России и Японии и поддержка последней в войне, возникшей в 1904 году. С ее началом четко синхронизированы действия всё той же Standard Oil Company. Рокфеллер весной 1904 года устроил массированный демпинг на европейском рынке для устранения возможности бакинскому керосину конкурировать с американским в Европе: галлон сырой нефти он продавал за 5 центов, а керосина – за 4,8! В 1904 году доля России составила 30,7% от мирового экспорта керосина (у США – 55,9%), хотя в 1903 году российские поставки только в Великобританию держались на уровне 42,4%.

К обстановке, в которой началась война, примешиваются и чаяния английской компании “Шелл” – поставщика российского керосина в Азию через Суэцкий канал: она с вводом Транссиба теряла очень много.

Но демпинг был не единственным ударом по нефтяному потоку из Российской империи. В августе 1905 года дотоле спокойно работавший на апшеронских нефтяных приисках многонациональный состав вдруг взорвался ураганным межконфессиональным конфликтом: в результате большинство скважин и вышек были разрушены и сожжены. Экспорт российских нефтепродуктов упал в 2,3 раза, европейский и дальневосточный рынки были потеряны, негативный эффект мультипликативно прошелся и по другим отраслям российской промышленности.

Американская Standard Oil Company вновь стала доминировать на рынке, расширив его и на китайскую территорию. Экспорт США в Японию за 1905 года вырос в 2,5 раза по сравнению с 1903 годом (в т. ч. и по поставкам горючего). Великобритания, наряду с гарантированными сегментами сбыта в Азии и на Дальнем Востоке, скупала за бесценок разрушенные промыслы Апшеронского полуострова: исследователи находят британские следы у вдохновителей трагедии августа 1905 года. В 1908 году экспорт российских нефтепродуктов составлял только 18,6% от американского.

Имея обширный опыт демпинга и структуры для его проведения по всему миру, США в то же время за XX век обрели репутацию государства, способного отправить свои бомбардировщики в страну, понизившую цену нефти на 5 центов. Постоянно и ревностно сканируя потоки энергоносителей в мире, США всегда готовы перекроить их или уничтожить ради своего доминирования на рынках, в том числе (и особенно!) на европейском. Ради этого Европе нанесена “югославская рана”, ради этого США отработали логистику наполнения Европы беженцами – путём бомбёжек и государственных переворотов так называемой “арабской весны”.

Отсюда – и “шкурное” внимание Штатов к Украине. Она не интересует их ни как член НАТО, ни в составе ЕС. Но ценность для США представляет всё, что можно сделать рычагом воздействия на крупнейшего поставщика газа – РФ – или дестабилизировать его поставки на европейский рынок (украинский транзит). Штатам наверняка импонировало постперестроечное состояние обоих государств: с запредельными уступками и откровенно разрушительной позицией Ельцина в РФ и наивным стремлением Украины остаться нейтральной страной в современных условиях. Смена президента позволила Российской Федерации выйти из этого пике.

После распада Советского Союза добыча нефти в РФ упала почти на 50% – до 6 млн баррелей в день. Но в начале нулевых Россия восстановила объёмы добычи так же резко, как происходило падение, закрепив за собой статус нефтяной и газовой державы.

Смена нескольких президентов в соседней республике (в том числе и силовым путём, через шабаш на центральной площади – майдане – Киева) привела фактически к внешнему управлению (чего стоило хвастовство будущего президента Байдена: как он уволил генерального прокурора Украины), децентрализации, а также автономизации некоторых радикальных сообществ и “личных армий” олигархов. Сбрасывая с помощью Запада законного президента, Майдан исполнял роль экзоскелета для оппозиции. А после смены власти ожидалась и смена ролей: оппозиция должна была превратиться в экзоскелет для майдановцев.

Среди них было немало искренне верящих в добрые перемены людей. Но их “кинули”, а особо стойких, требовавших выполнения “договора”, просто выгнали с площади. Не для них же Запад делал свои вливания, а для того, чтобы США сели верхом на украинском газовом “кране в Европу” и понатыкали поблизости новые базы.

Но вот Крым не согласился с этим. А за ним – и Донецк с Луганском. По правде, Европа должна быть даже благодарна им. Но она и после англосаксонского финта – выхода Великобритании из ЕС – неблагодарна (видимо, не усматривает здесь симметрии ходов).

Нефтяная индустрия – “это сектор, где Россия является глобальным лидером и пользуется выгодами, которые даёт участие в мировой экономике”, констатирует Дэниел Ергин в своей книге “Добыча: Всемирная история борьбы за нефть, деньги и власть”. Каково традиционное отношение США к такому лидерству, мы видим и по приведенным выше событиям начала прошлого столетия, и по всему ходу XX века, и по нынешним, неустанно организуемым помехам любым потокам нефти и газа (в том числе второй очереди “Северного потока”) из РФ к мировому сообществу – с откровенным подстрекательством к войне и с созданием обстановки, потребовавшей от нас вынужденных специальных действий на опережение. Только в этот раз вместо Японии – братская республика, а вместо керосина – сланцевый сжиженный природный газ (СПГ), навязываемый Штатами европейскому континенту в качестве альтернативы российскому трубопроводному газу – несмотря на то, что его мощности американцы не превзойдут даже с партнёрами (35 млрд кубометров против российских 200 млрд кубов ежегодно), а перевозка газа в сжиженном виде требует в разы большей энергозатраты, чем перекачка на то же расстояние по трубе.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

4 × 5 =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.